КРАСНОДАРСКОЕ КРАЕВОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Николай Осадчий – в Госдуме: «Без решения системных проблем образования и науки модернизация России и национальная безопасность невозможны!»

Николай Осадчий – в Госдуме: «Без решения системных проблем образования и науки модернизация России и национальная безопасность невозможны!»

16 сентября в Государственной Думе состоялся «правительственный час». Перед депутатами отчитывался министр науки и высшего образования РФ В.Н. Фальков.

После вопросов депутатов и ответов министра выступили представители парламентских партий. От фракции КПРФ выступил член ЦК КПРФ, первый секретарь Краснодарского крайкома партии Н.И. Осадчий:

— Мы живем в условиях кризиса. Он закономерен для рыночно-капиталистической экономики, но в ситуации коронавируса получил дополнительный толчок.

При этом задача модернизации и экономического прорыва нашей страны отнюдь не ушла из повестки дня. Наоборот, она стала еще более актуальной, и без опоры на образование и науку ее не решить!..

Уважаемый министр подробно рассказал о проблемах и подходах текущего года. В то же время есть ряд системных проблем, общих для отечественного образования и науки и до коронавируса. В их числе:

— финансирование;

— сеть образовательных и научных организаций – ее состояние;

— подготовка кадров научных и педагогических работников;

— положение студента (аспиранта, докторанта). И другие…

Очевидно, что эти проблемы возникли до нынешнего правительства и до вступления в должность профильного министра. И, разумеется, нужно время, чтобы найти подходы. Но его мало…

Итак, первый вопрос. Финансирование. 15 лет назад ФЗ № 122 («о монетизации») отменил нормативы бюджетных расходов: на образование – не менее 7% от Валового внутреннего продукта; на науку – не менее 4% от расходной части федерального бюджета.

Лучше не стало! В 2015 году госрасходы на образование составили 3,6% от ВВП. На том же уровне доля расходов и в 2020-м.

Наука в текущей 3-летке получит из бюджета от 0,44 до 0,42, со снижением процента.

Для сравнения: Япония, Германия, США, Китай, Франция, Швеция, Израиль – 3-4 процента.

Отсюда – очевидный вывод. Необходимо увеличить бюджетное финансирование: образования – до 7 процентов, и науки – до 1% от ВВП – тем более, что это предусмотрено Указом Президента РФ 1 декабря 2016 года «О стратегии научно-технологического развития Российской Федерации». Параллельно вопрос – к Минфину: почему этот Указ не выполняется в течение трех лет – ведь, по крайней мере, до весны 2020 года, бюджет был профицитным?..

Следующий вопрос – сеть вузовских и научных организаций. Так называемая «оптимизация» здесь наследила не меньше, чем в сфере здравоохранения. Только с января 2014 по январь 2018, по данным Рособрнадзора, вузов стало меньше: государственных (с филиалами) – в полтора раза; частных (с филиалами) – в 3 раза.

Серьезно пострадали вузы педагогические. В СССР их было более 100. После сливаний и слияний осталось 37 – в 3 раза меньше. Откуда придет качество школьного обучения и воспитания детей?..

Почти не осталось философских факультетов – но ведь это мировоззренческая и методологическая основа для многих направлений научного и социо-культурного развития!

В стране дефицит инженеров – и как тогда решать вопросы реализации научно-технического прогресса!..

Академические научные институты: до реорганизации РАН их было 900, а сейчас – 460. Возникла угроза утраты основных фондов научных учреждений. Необходимо остановить разбазаривание этих фондов, земель, отведенных научным учреждениям.

Количество работников науки в РСФСР составляло около 1,5 млн. человек, а в 2018 году – 887,7 тысяч. За рубеж уехали более 200 тысяч ученых и инженеров. И около 1 млн. научных сотрудников просто ушли из науки в другие сферы. Главные причины – зарплата и престиж.

Вопрос: где взять новые кадры? – Готовить молодых, но тогда нужно увеличить размер аспирантской стипендии, которая сегодня составляет четверть от прожиточного минимума трудоспособного населения. То же самое – со студенческой стипендией: 2-2,5 тысячи, то есть в 6 раз меньше в СССР,

Можно ли восполнить кадровый дефицит, стимулируя вузы по НИОКР? Наверное, да. Но здесь тоже есть вопросы.

Возьмем, к примеру, такой подход, как Программа Стратегического академического лидерства. Она предполагает базовые гранты – объемом более 50 млрд. рублей. Но, чтобы вуз мог войти в Программу, доля его доходов от НИОКР должна составлять не менее 5 процентов или 50 млн. рублей в год. Этот критерий, по сути, невыполним, например, для гуманитарных или медицинских вузов, которые могут реализовать свои разработки и технологии в основном через государственные медицинские организации. Еще один вход в Программу – поручительство регионов, но, учитывая финансовое положение многих регионов, это поручительство трудно получить. При таких критериях, если их не подкорректировать, может произойти дальнейшее расслоение вузов…

Далее – доступность высшего образования. В СССР в 1980 году было 220 студентов на 10 тыс. населения. В Российской Федерации по прошлому году – 130. То есть – меньше двух третьих от показателя советского времени.

Министр в своем докладе отметил, что бюджетными местами в вузах обеспечены 60 процентов выпускников школ. Но высшее образование хотели бы получать и те, кто после 9-го класса поступил в техникумы и колледжи. Это необходимо учитывать…

И последнее. Практически все системные проблемы высшего образования, как и образования вообще, фракция КПРФ давно предложила решать путем принятия федерального закона «Об образовании для всех», который первоначально внесли депутаты-ученые, профессора и академики Ж.И. Алфёров, Г.А. Зюганов, И.И. Мельников, О.Н. Смолин, однако этот закон был отвергнут правительством и думским большинством…

Мы готовы взаимодействовать с профильным министерством, с правительством РФ, со всеми фракциями Госдумы – хотя бы пошагово, и по отдельным направлениям. Но убеждены: без решения системных проблем образования и науки невозможна реальная модернизация России, а значит, и национальная безопасность!..

 

Распечатать Поделиться: