КРАСНОДАРСКОЕ КРАЕВОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Николай Осадчий выступил в Госдуме на "круглом столе" по проблемам развития Высшей школы

Николай Осадчий выступил в Госдуме на

Всероссийский женский союз «Надежда России» совместно с фракцией КПРФ в Государственной Думе 24 января 2018 г. провел «круглый стол» на тему: «Учиться, учиться, учиться…Бесплатно», приуроченный ко Дню Студенчества.

В мероприятии принял участие Председатель ЦК КПРФ, Руководитель фракции КПРФ в Госдуме Г.А. Зюганов.

«Хочу вам напомнить, — сказал лидер КПРФ, — что когда советская страна впервые прорвалась в космос, американцы были настолько шокированы, что прислали к нам огромную делегацию. Они стали изучать, в чем причина победы великой советской державы, и подготовили доклад почти на 2 тысячи страниц. В нем была глава «Что знает Иван, и чего не знает Джонни». Они пришли к выводу, что проигрывают соперничество, прежде всего, на школьной парте и студенческой скамье. После чего вложили в образование в 10 раз больше, чем тратили ранее».

В связи с этим Г.А. Зюганов напомнил, что Советская страна даже в 1942 – 1943 годах тратила на образование в 2 раза больше, чем нынешняя Россия. А в 1945 году – больше в 5 раз.

В ходе своего выступления лидер КПРФ выразил возмущение тем, что образование называют услугой. «Семья должна, прежде всего, передать лучшие традиции, — подчеркнул Геннадий Андреевич. – Сформировать уважение к старшему. Школа – сформировать гражданина и патриота, мыслящего человека. Вуз должен сформировать специалиста, умеющего применить свои знания и любящего свою державу. Если эта тройная задача решается, тогда можно уверенно смотреть вперед. Если нет – вам не на что рассчитывать».

Возвращаясь к проблемам образования, Геннадий Андреевич напомнил, что депутаты фракции КПРФ подготовили свой закон «Образование для всех». «Его готовил О.Н. Смолин, один из самых профессиональных специалистов в образовательной сфере. В этом участвовал Нобелевский лауреат Ж.И. Алферов, который создал лучшее учебное заведение на планете», — поделился лидер коммунистов.

Г.А. Зюганов отметил, что коммунисты вносили свой законопроект в Государственную Думу несколько раз, но «Единая Россия» отказалась его поддержать.

В работе «круглого стола» также приняли участие депутаты фракции КПРФ в Государственной Думе О.Н. Смолин, Н.И. Осадчий и В.А. Ганзя, студенты и преподаватели вузов, активистки Всероссийского женского союза «Надежда России».

В своем выступлении Н.И. Осадчий, депутат от Краснодарского края, лидер краевого отделения КПРФ, сказал:

— Уважаемые друзья! Как выпускник Московского университета в 1980 году, не могу не обратить ваше внимание – накануне дня российских студентов – на то, что тогдашняя обычная студенческая стипендия размером 40 рублей позволяла слетать в Краснодар и обратно, да еще и подарки купить – к Новому году. А уж если стипендия была повышенная, 60 рублей, то уже можно было и по московским театрам ходить, и на футбол, и на хоккей.  

Но то была Советская эпоха, а в последние годы развитие Высшей школы идет крайне противоречиво.

С одной стороны, она получила импульс и доступ к новым современным технологиям. Например, в медицинских вузах появилось новое оборудование, необходимое для обучения студентов, что очень важно для повышения качества образования.

Однако, с другой стороны, Высшая школа переживает ряд взаимосвязанных разрушительных процессов, отражающих ту социальную деградацию, что происходит в российском обществе в целом. Обозначу четыре таких тенденции:

1) высшее образование все больше приобретает ярко выраженный элитарно-классовый характер;

2) внедрена«потогонная система» по отношению к профессорско-преподавательскому составу – в большинстве вузов;

3) произошла сверхбюрократизация вузовской системы;

4) налицо провал в области социальных целей и смыслов высшего образования.

Теперь – коротко – по каждому из пунктов.

1. В чем проявляется «классовость»?

Масштабы рыночно-платных начал при поступлении и обучении растут. Значит, доступность высшего образования не увеличивается. 

Число бюджетных мест остается прежним в последние годы – на уровне 550-600 тысяч.  Однако при этом на некоторые специальности бюджетных мест нет вообще, есть только платные формы обучения: например, «государственное и муниципальное управление» во многих вузах.

Таким образом, если проанализировать, чьи дети обучаются по данной специальности, то нельзя не увидеть: это – дети чиновников и всевозможных начальников. Отсекаются «дети из народа». Формируются «чиновничьи династии».

Далее. О двух-ступенчатости высшего образования: деление «бакалавры-магистры».

Первые – по сути, оказываются недоученными специалистами, «недо-специалистами», в которых мало кто нуждается на выходе. Поэтому неизбежно студенты (и их родители) движутся дальше.  А дальше – оплати! Хочешь продолжить обучение и получить полноценный диплом – плати. Тем самым из граждан выкачиваются дополнительные деньги. Поневоле приходит мысль: а не для этого ли и задумывалось это деление на две ступени?..

Вопрос: почему сохраняется этот подход, несмотря на то, что данное направление так называемой реформы давно показало свою несостоятельность?..

Необходимо восстановить целостность вузовского образования – качество всех дипломов должно быть единым!

2. В чем проявляется второе противоречие («потогонность»)?

В течение двух десятилетий резко возросла преподавательская нагрузка в учебных часах – при отсутствии пропорционального роста заработной платы. 950 часов – нагрузка, а в среднем 20-25 тысяч получает доцент (со всеми доплатами). Таким образом, при учете сопоставимых условий, по сравнению с советским периодом, нагрузка увеличилась в 2 раза, и зарплата уменьшилась в 2 раза (250 рублей – доцент в 80-е годы).

Когда готовиться к занятиям и на какие средства жить, приобретать литературу, повышать квалификацию? Если бы не различные «приработки», то в вузах уже совсем не осталось бы молодых преподавателей. Но тогда у системы нет перспективы, нет будущего!..

Необходимо добиваться уменьшения планов «по часам» и повышения зарплаты преподавателям – для начала хотя бы по типу «майских указов», до уровня средней по экономике.

Третья разрушительная тенденция — «бюрократизация».

Сегодня имеет место самый настоящий бумажный круговорот – всевозможные отчеты и «модули», учебно-методические комплексы, планы и формы, многостраничные тексты, причем с постоянными переменами требований. Кафедрам и преподавателям некогда работать со студентами, повышать свою квалификацию.

Необходимо добиться, чтобы все эти формы были установлены и зафиксированы соответствующими органами в неизменяемом виде хотя бы на пять лет. Подготовили, сдали, и дальше можно спокойно работать.

И четвертое. Если говорить о целях высшей школы, то нельзя не увидеть еще один системный недостаток – отсутствие ясной стратегии и целей. Советская высшая школа, поступательно продолжая среднюю школу, готовила не только инженера, учителя, врача, юриста, математика, но и советского человека, определенный, желательный для государства, тип личности.

Вопрос: кого готовит сегодняшняя Высшая школа?

Сегодня нет четкого понимания и определения целей высшего образования: помните, один из постсоветских министров образования заявил, что советская шуола создавала «творца», а нам нужен «потребитель»? Какой «потребитель» сможет выдержать серьезнейшее геополитическое противостояние, мировую конкуренцию?

Необходимо и четко ответить на вопрос: кому нужно высшее образование – личности или обществу, государству? Воспитание как неотъемлемый компонент – на что оно должно быть направлено?

Казалось бы, при нынешней власти есть вектор государственного патриотизма (Крым, «Бессмертный полк» и так далее), но он весьма формален, и он, этот вектор перечеркивается общим фоном нравственной деградации и отсутствием ориентации информационного пространства на героев. (Пример: недавние танцы курсантов, получившие резонанс в Интернете, в социальных сетях).

Что касается, движение волонтерства, которое идет, развивается на основе вузов, то оно, при всей своей позитивной направленности, не дает и не может дать полного ответа на вопрос о социальной цели высшей школы. А других массовых студенческих движений пока нет…

И последнее – о связи высшей школы с наукой. Да, вузы, всегда были сориентированы на науку, на исследования. Но давайте посмотрим, каков уровень финансирования науки из бюджета.

Возьмем федеральный бюджет 2017 года. В нем на науку (даже без учета инфляции) было отведено меньше, чем в 2014 году, – почти на четверть.

А что имеется в бюджете на 2018 год?

На научные исследования и разработки (гражданского назначения) запланировано 362, 2 млрд. рублей. При этом в 2014 году на гражданскую науку было выделено из федерального бюджета 437 млрд. рублей.

Далее. На 2019 год – 351 млрд., на 2020 – 346,6 млрд. рублей, то есть снова уменьшение. При этом есть тенденция сокращения расходов на науку и в относительном выражении: в процентах от ВВП в 2018 году они составят 0,371; в 2019 – 0,340; в 2020 – 0,314.

Этого недостаточно. Чтобы раскрутить наукоемкую экономику, чтобы наука давала новые идеи и технологии, нужно, конечно, наращивать государственно бюджетное финансирование.

Где взять дополнительные средства? Я не буду еще раз повторять те предложения, которые многократно наша фракция озвучивала. Деньги в стране есть, но их нужно завести в бюджет. Как? Ну, вот, например, нынешний Президент Российской Академии наук, например, предлагал ввести целевой налог с сырьевых государственных корпораций – на науку. Давайте вместе думать, искать и решать!..

 

 

Распечатать Поделиться: